Городской противотуберкулёзный диспансер Санкт-Петербурга
  • На главную
  • О нас
  • Послать почту
  • В избранное
  • История развития противотуберкулезной службы Петербурга

    После почти полного замирания общественного противотуберкулезного движения в годы Гражданской войны идея широкой государственной борьбы с туберкулезом возродилась в 1918 году. Датой основания государственной противотуберкулезной службы можно считать 25 октября 1918 года, когда на заседании коллегии Наркомздрава было утверждено «Положение о секции борьбы с туберкулезом Наркомздрава».


    В 1920 г. был подписан декрет, по которому дачи и особняки, которыми пользовались раньше крупные помещики и капиталисты, дворцы бывших царей и великих князей должны были быть использованы под санатории и здравницы рабочих и крестьян. До сих пор не только в Санкт-Петербурге, но и во многих других городах России туберкулезные учреждения располагаются в зданиях, признанных памятниками архитектуры и охраняемых государством. Наиболее ярким напоминанием о решительных мерах новой власти по борьбе с туберкулезом в нашем городе остается противотуберкулезный диспансер № 5, обслуживающий Калининский и Красногвардейский районы. Он располагается в особняке канцлера Безбородко А.А. (1783-1784). Первоначально здание было возведено по проекту архитектора В.И. Баженова, а позднее, следуя изменившейся моде, было перестроено Джакомо Кваренги. В свое время на этом участке земли, соседствующим с Большой Охтой и известным под названием Полюстрово, лейбмедик царя Петра I Л.Л. Блюментрост обнаружил целебный минеральный источник, который до сих пор продолжает бить и давать петербуржцам минеральную воду того же названия.


    В 1919 году по инициативе П.Г. Корнева решением Петроградского Губздравотдела открывается санаторно-хирургическая клиническая больница для больных туберкулезом костей и суставов на 50 коек. Больница была открыта в здании Ольгина приюта в память Григория, построенного на средства В.Б. Перовской в 1912 году для детей и женщин с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. В 1924 году больница получает новое здание. К этому периоду больница переросла свои рамки, и в 1930 году на ее базе был организован единственный в стране Институт хирургического туберкулеза и костно-суставных заболеваний, работу которого возглавил академик П.Г. Корнев.


    В конце 1921 года туберкулезная секция Губздравотдела была выделена в самостоятельную секцию из лечебного подотдела Губздравотдела и занялась организационной перестройкой противотуберкулезной помощи. Если раньше круг вопросов секции ограничивался преимущественно медицинской стороной дела, то теперь был воплощен в жизнь план государственной борьбы с туберкулезом, то есть борьба с туберкулезом стала носить характер целой системы медико-социальных мероприятий.

    При секции был создан совещательный орган – диспансерное совещание, состоящее из заведующих диспансерами, представителей профсоюзов, охраны труда, советов социальной помощи и заинтересованных подотделов Губздравотдела.

    В 1922 году сеть противотуберкулезных учреждений Петрограда включала 24 учреждения, в 1923 г - 21.
    В этот период Василеостровская Александровская больница была передана германскому Красному Кресту, а вместо нее на базе бывшей Евангелической больницы 1 марта 1922 года была оборудована специальная больница для больных легочным туберкулезом им. Воскова. Ввиду использования этой больницы для клинических целей, в ней было выделено детское легочное отделение для больных, прошедших ВОК (отборочная Комиссия санатория), а также родильное отделение, предназначенное для туберкулезных рожениц.


    В ведении туберкулезного подотдела, кроме четырех больниц, восьми диспансеров, четырех санаториев для детей и пяти - для взрослых, входила также санаторно-хирургическая клиника-больница в Лесном, которая по особому договорному соглашению с Женским медицинским институтом (ныне Государственный медицинский университет им. И.П. Павлова) была предоставлена последнему в качестве Клиники хирургии туберкулеза.


    Диагностические отделения диспансеров служили для диагностических и лечебных мероприятий в случаях, не требующих длительного стационарного пребывания, а также для больных, нуждающихся в больничном лечении и ожидающих своей очереди в больницу или для проверочного наблюдения в течение трех дней перед отправкой в санаторий.
    Губисполком для питания больных отпускал специальные пайки. 01.06.1922 г. было отпущено 1379 пайков для стационаров и 419 пайков для столовых при диспансерах. Норма питания для туберкулезных больных в это время (01.06.1922) составляла 2394 калорий (а с 01.01.1922 до 01.06.1922 - 1580 калорий).


    Для изыскания средств подотдел ввел платные места в санаториях и легочных больницах. Плата взималась только с материально обеспеченных лиц и, кроме того, заключались договора с различными экономическими организациями и трестами путем сдачи им в аренду сверхштатных коек в санаториях и больницах.


    В 1922 году в Петрограде состоялась конференция, которую позже стали считать I Всероссийским съездом по туберкулезу. Важным итогом конференции явилась выработка четких принципов борьбы с туберкулезом как государственной задачи. Стремясь создать в Петрограде наиболее законченный тип диспансера, Губздравотдел в 1922 году организовал Показательный диспансер, расположенный на Фурштатской улице в Центральном районе. В нем были сосредоточены все виды помощи туберкулезным больным (как санитарно-просветительного, так и социального характера). Он являлся также научно-диагностическим центром.


    На конец 1923 года в Петрограде насчитывалось девять диспансеров, включавших в себя диагностические отделения, детские дневные санатории, ночные санатории, столовые.


    В 1923 году в Петрограде был организован Научный туберкулезный институт, осуществлявший свою деятельность на основании положения, утвержденного 2 июня 1924 г. советом Государственного института медицинских знаний (ГИМЗ). Первым директором института стал профессор Штейнберг А.Я. С 1 ноября 1925 года институт перешел в ведение Петроградского Губздравотдела. В этот период институту передается поликлиника, Клиническая больница для легочных больных им. Воскова и отделение для легочных больных при больнице в память жертв революции.


    В 1928 году из поликлиники при институте образован туберкулезный диспансер № 7. В 1933 году на территорию института был переведен тубдиспансер № 4 для обслуживания больных Володарского района. Анализ функций, которые были возложены на данный диспансер, свидетельствует о том, что он явился прообразом будущего городского противотуберкулезного диспансера. Распоряжением по институту было указано, что амбулатория не будет получать бесплатные медикаменты из аптеки института, что может свидетельствовать о некоторой самостоятельности данной структуры.


    К 1938 году в городе функционировала развитая сеть противотуберкулезных диспансеров, насчитывающая 20 учреждений. Работа практического здравоохранения в этот период очень тесно переплетается с деятельностью института. Распоряжением директора института от 27 января 1938 года было установлено обязательное участие всех отделов института в помощи туберкулезным диспансерам города в их повседневной работе.


    Перед войной в городе функционировало 24 противотуберкулезных диспансера и 12 туберкулезных стационаров, включая клиники, в которых было развернуто 1895 коек. Структура противотуберкулезной службы города и института постоянно совершенствовалась и менялась. В сентябре 1940 года детское и костное отделение противотуберкулезного диспансера № 8 было передано диспансеру № 4. В это же время в связи с необходимостью методического и организационного руководства постановки учета, отчетности и статистики в тубдиспансерах Ленинграда и пригородов в составе отдела социальной гигиены Института туберкулеза была введена должность заведующего статистическим отделом. В этот период уже можно отметить признаки централизации службы. На основании приказа Горздравотдела от 11 октября 1940 года № 126 при тубдиспансере № 4 института были утверждены три центральные отборочные комиссии (по отбору в костно-хирургические тубучреждения, по отбору в детские санатории госзначения, по отбору в школу-интернат), а обслуживающий персонал подчинен главному врачу диспансера. Повседневное руководство комиссиями, установление сроков и порядка их работы возлагалось на заведующего диспансером. В 1940 г. был организован методкабинет диспансера, задачами которого являлись:


    - руководство всей санитарно-просветительской работой диспансера (как в самом диспансере, так и в городе в целом);

    - организация выставки в диспансере и передвижной выставки;

    - составление общих и календарных планов санитарно-просветительской работы и контроль за их выполнением;

    - организация общественности для решения ряда задач диспансера.


    Резко нарушила всю сложившуюся систему оказания помощи Великая Отечественная война и, в частности, блокада Ленинграда. Кроме санитарно-просветительской работы методическим кабинетом был организован в диспансере показ методики всего комплекса диспансерной работы.


    Блокада Ленинграда, наступившая в ходе военных действий в период 1941-1943 гг., сопровождалась голодом, отсутствием освещения и тепла, постоянным нервным напряжением, связанным с непрерывными бомбардировками с воздуха и артиллерийскими обстрелами. В городе было прекращено движение общественного транспорта. В первую блокадную зиму жителям приходилось совершать большие переходы, чтобы попасть на место работы. Изнуряющий труд на оборонных работах, на предприятиях и в учреждениях, приспособленных для обороны, приводил к чрезмерным затратам энергии. Значение указанных выше моментов иллюстрирует история болезни, приведенная А.В. Свешниковым, которая является достаточно показательной и типичной для ленинградских условий 1941-1942 гг.


    «Больная Г-ва, 42 года, бухгалтер, находилась в железнодорожной больнице по поводу заболевания алиментарной дистрофией II степени и пеллагрой. Начало своего заболевания больная связывает с тем, что она недостаточно питалась и всю зиму, из-за прекращения трамвайного движения, делала ежедневно переходы в 12 километров. Повторное ухудшение болезни наступило в ноябре 1942 г., когда она работала на лесозаготовках, и весной 1943 г., после того, как она получила многочисленные ранения осколками от попавшего в комнату артиллерийского снаряда».


    С декабря 1941 года по январь 1942 года от полного голодания большинство жителей отделяла ежедневная выдача 125-250 граммов хлеба, испеченного в значительной части из суррогатов. Жизнь и работа в блокированном городе привела к стремительному росту многочисленных заболеваний, имеющих ряд клинических особенностей в условиях их сочетания с болезнью голодания (алиментарной дистрофией).


    Многие противотуберкулезные учреждения города продолжали работу в блокадном Ленинграде. В условиях блокады продолжали работать 18 диспансеров и 5 стационаров. К апрелю 1942 года число туберкулезных коек уменьшилось более чем в 3 раза и составляло около 600 единиц. Сокращение коек было связано с уменьшением численности населения в связи с эвакуацией, безвозвратными потерями, призывом медицинских работников в армию. Часть коечного фонда городского здравоохранения была задействована для медицинской службы Ленинградского фронта и Балтийского флота. В связи с уменьшением численности населения к исходу 1942 года число фтизиатров по сравнению с декабрем 1941 года увеличилось с 0,6 до 1,6 на 10000 населения. Врачи, медицинские сестры и санитарки нередко находились на казарменном положении, совмещая работу с больными и дежурства по заданию МПВО.


    Несмотря на тяжелую блокадную обстановку, в противотуберкулезных учреждениях шла напряженная работа по выявлению и лечению больных туберкулезом. Число посещений больными диспансеров в 1942 году было незначительно меньше, чем в предвоенные годы.


    Продолжалась работа в очагах туберкулезной инфекции. Дефицит топлива и сильные морозы 1941-1942 гг. сделали практически невозможным проведение лабораторных и рентгенологических исследований, что сказывалось на качестве диагностики и лечения. Около 20% туберкулезных больных находились в общесоматических отделениях (в тех случаях, когда туберкулез протекал под маской дистрофии и авитаминоза).


    Основным методом лечения больных туберкулезом легких был искусственный пневмоторакс. Охват лечения бактериовыделителей искусственным пневмотораксом в 1942 году снизился до 12%. В последующие годы частота применения данного метода увеличилась и к 1944 году составила 50,9%, достигнув максимального показателя довоенного времени. В 1943 году в институте туберкулеза профессором И.Д. Аникиным вновь стали проводиться торакокаустика, операции на диафрагмальном нерве. Несмотря на усилия медиков, летальность среди больных туберкулезом, осложненным алиментарным истощением, была высокой и достигала в 1942 году 37,5%.


    Сотрудники Ленинградского НИИ туберкулеза и Ленинградского НИИ хирургического туберкулеза оставались в блокадном городе и не прекращали научную и практическую деятельность. Институт хирургического туберкулеза стал основной базой Остеомиелитного комитета, созданного для лечения раненых. На его базе были организованы курсы усовершенствования врачей по лечению огнестрельных ран.


    Главным направлением деятельности научных сотрудников было оказание практической помощи больным. Еженедельно по пятницам в институте туберкулеза с обязательным участием врачей диспансеров и стационаров проводились клинические конференции, где разбирались наиболее сложные случаи заболеваний и давались рекомендации по распознаванию и лечению туберкулеза в условиях блокадного времени.


    Несмотря на жестокую нехватку продуктов питания, продуктовые нормы в туберкулезных стационарах на 1 больного были в 1,5 раза больше, чем в общесоматических больницах. Большое внимание уделялось также улучшению питания амбулаторных больных туберкулезом, которым выдавалось дополнительное усиленное питание (апрель-август 1942 г.). Значение этого факта вряд ли можно переоценить.


    В целях снижения заболеваемости туберкулезом населения города Ленгорздравом был принят ряд мер по улучшению организации борьбы с туберкулезом, усилению противоэпидемических мероприятий, улучшению диагностики и лечения, повышению знаний врачей общелечебной сети об особенностях туберкулеза в условиях войны и блокады. В июне 1942 г. была проведена общегородская конференция врачей Ленинграда на тему «Особенности туберкулеза в 1942 г.». В августе того же года специальной комиссией был составлен план борьбы с туберкулезом.


    В блокадном Ленинграде продолжали работу научно-методические общества. На заседании терапевтического общества им. С.П. Боткина 23 июня 1942 года был заслушан доклад о морфологических особенностях туберкулеза, его лечении и наблюдении за больными в условиях Ленинграда, а на заседании 2 сентября 1942 года рассмотрен вопрос о туберкулезной этиологии экссудативных плевритов. В июне 1942 года состоялось первое блокадное заседание Ленинградского отделения Всероссийского научного общества фтизиатров под председательством И.М. Фертик. В целом за годы войны и блокады было проведено 21 заседание, на котором заслушано и обсуждено 36 научных докладов и демонстраций по вопросам организации профилактики, диагностики и лечения туберкулеза в условиях блокады.


    В результате деятельности всех звеньев системы здравоохранения Ленинграда, в том числе специализированной противотуберкулезной службы, туберкулез в городе не получил широкого распространения, хотя к этому имелись все предпосылки.
    В послевоенные годы противотуберкулезная служба в стране продолжала совершенствоваться. Уже к началу 1948 года число противотуберкулезных учреждений в СССР превысило довоенный уровень . С 1961 года в стране стали проводиться сплошные флюорографические обследования населения с целью выявления туберкулеза и другой патологии органов грудной полости. В 1944 году бактериологом С.Я. Ваксманом был получен первый высокоэффективный противотуберкулезный препарат – стрептомицин. С 1954 года в лечебную практику вошла парааминосалициловая кислота (ПАСК). В конце 60-х годов для лечения больных туберкулезом были синтезированы рифампицин и этамбутол.


    Массовая проверочная флюорография в Санкт- Петербурге (Ленинграде) проводится с 1949 года, когда в Кировском районе при районном противотуберкулезном диспансере была организована первая флюорографическая станция со стационарной и передвижной бригадами. В период с 1950 по 1960 гг. флюорографические кабинеты, оснащенные передвижными и стационарными флюорографами, были развернуты при противотуберкулезных диспансерах во всех районах города. Так как недостаточное число флюорографов не позволяло проводить широкое обследование населения, в задачу флюорокабинетов входило обследование выборочных групп населения: обязательные контингенты, работники крупных предприятий, длительно и часто болеющие.


    В период с 1961 по 1970 г. значительно увеличился парк флюорографов. При районных поликлиниках были открыты флюорокабинеты, в которых обследовали всех впервые обратившихся больных и население. К проверочным обследованиям ежегодно привлекалось более 80% подлежащего ежегодному обследованию населения. В эти годы (1962-1968) во всех поликлиниках, медсанчастях и здравпунктах были заведены картотеки полицевого учета населения, построенные по территориально-производственному принципу. Применение территориально-производственного принципа с полицевым картотечным учетом позволило добиться высокой эффективности флюорографического обследования. Методом флюорографии стали выявлять до 80 процентов больных туберкулезом легких. К 1980 году число флюорографов в городе достигло 3,9 на 100 тыс. населения. Парк флюорографов обслуживался 87 врачами и 94 рентгенлаборантами за счет специально выделенных штатов. В начале 80-х годов в Ленинграде имелось 4 типа флюорографических кабинетов: флюорографические кабинеты поликлиники; флюорографические кабинеты противотуберкулезного диспансера; флюорографический кабинет больницы; передвижные рентгенофлюорографические кабинеты, смонтированные в автобусе (10 из них входили в состав рентгенофлюорографического отделения городского противотуберкулезного диспансера). В 1979-1980 гг. в Ленинграде методом флюорографии ежегодно выявлялось 90 % заболевших туберкулезом легких, из которых 50 % выявлялось поликлиниками общелечебной сети, а 50 % - в кабинетах противотуберкулезных диспансеров. При проверочных обследованиях выявлялись также другие виды патологии органов грудной клетки.


    В 1980 году удалось привлечь к осмотрам 3,2 млн. человек. Средняя нагрузка на передвижной флюорограф составила 54000 человек, на стационарный - 25000 человек в год. В этот период на контрольное дообследование вызывалось до 50 тыс. человек, у которых в 98,0 % случаев подтверждалось наличие изменений.


    Говоря об истории развития противотуберкулезной службы города нельзя не вспомнить следующее. В апреле 1988 года в соответствии с Решением Коллегии Комитета по здравоохранению, в Санкт-Петербурге было создано Научно-производственное объединение «Фтизиатрия». Создание объединения проходило в условиях реформирования всей системы здравоохранения Санкт-Петербурга. В рамках объединения было создано пять зональных противотуберкулезных диспансеров (южный, западный, северный, восточный и центральный). Кроме того, в состав объединения входили все туберкулезные больницы, детские и взрослые санатории. Во главе объединения всех противотуберкулезных учреждений Санкт-Петербурга стоял городской противотуберкулезный диспансер, главный врач которого являлся и главным врачом объединения «Фтизиатрия».


    При главном враче объединения была создана централизованная бухгалтерия и единый планово-экономический отдел. Весь поток бюджетного финансирования противотуберкулезных мероприятий в городе направлялся в централизованную бухгалтерию. Все решения в объединении «Фтизиатрия» принимались Советом главных врачей. Оперативное руководство осуществлял главный врач объединения. Важно отметить, что создание объединения в тот период помогло сохранить специализированную противотуберкулезную службу как самостоятельную структуру. Высокопрофессиональное руководство объединением способствовало принятию наиболее правильных управленческих решений по совершенствованию оказания специализированной помощи населению. В то же время замкнутость системы, отсутствие внешнего контроля качества, концентрация власти, лишающая инициативы руководителей на местах, способствовали накоплению ряда проблем. К марту 1993 года объединение «Фтизиатрия» было ликвидировано.


    В конце 80-х годов было отмечено несоответствие между трудовыми и финансовыми затратами на противотуберкулезную работу и ожидаемым результатом - дальнейшим снижением заболеваемости , что расценивалось как снижение эффективности противотуберкулезной работы. Был предложен вариант снижения затрат путем пересмотра группировки контингентов противотуберкулезных диспансеров с уменьшением длительности диспансерного наблюдения и сокращением численности диспансерных контингентов. Серьезными аргументами для пересмотра диспансерных группировок были: улучшение структуры диспансерных контингентов, высокая эффективность лечения – клиническое излечение туберкулеза в 95-98% по окончании основного курса терапии .


    Данный проект был реализован в нескольких экспериментальных областях центральной России. При этом был получен определенный экономический эффект, который позволил внести предложения о сокращении сети противотуберкулезных учреждений.


    В настоящее время противотуберкулезная служба России имеет 6 научно-исследовательских институтов туберкулеза, 47 одноименных кафедр для обучения студентов, 23 кафедры последипломного обучения. Функционируют 502 диспансера, 16 санаториев федерального и 166 - местного подчинения. В службе работает свыше 9 тыс. врачей и 38 тыс. медицинских сестер, лаборантов и техников.


    Новый этап борьбы с туберкулезом в России начался сразу после принятия Федеральной программы по туберкулезу на период 1998-2004 гг. Начало его фактически совпадает с началом ХХI века – временем некоторого улучшения социально-экономической ситуации. Положительным и важнейшим фактором нового этапа борьбы с туберкулезом является существенное увеличение финансирования для строительства и реконструкции противотуберкулезных учреждений, модернизации оборудования и обеспечения лекарственными препаратами.


    В советский период были разработаны основные принципы организации борьбы с туберкулезом. В это же время окончательно сформировалась система централизованного управления комплексом противотуберкулезных мероприятий. Данная система контроля позволяет добиваться высокого качества обслуживания больных туберкулезом при разном уровне подготовки медицинского персонала, неполном укомплектовании штатов медицинских работников.


    Современная концепция национальной российской программы противотуберкулезной помощи населению сохранила основы российской школы борьбы с туберкулезом, максимально адаптировав их к новым социально-экономическим условиям и реформам отечественного здравоохранения.